Arlie
Qredo qua absurdum est
Мне примерно 5 лет и на дворе июнь. Мир полон чудес и маленьких, скрытых вселенных. Мы делаем в песке секретики, кладем под стекло красивые цветочки и фантики, засыпаем песком и затем сметаем его так, чтобы получилось маленькое окошечко. Внутри - красота, которая сверкает на солнце и оставляет меня безъязыкой от восторга и невозможности рассказать о ней.

Есть ближние дружественные планеты - дворы вокруг дома и моего детского сада. Там водятся знакомые аборигены, с некоторыми из них у меня сложные дипломатические отношения.
Дальние, неизведанные , холодные, наполненные причудливыми формами жизни миры - дворы возле школы.

Про племена чужаков, обитающих так далеко, ходят пугающие легенды. Говорят, они по-другому прыгают через резинку, их женщины больше любят белые банты, и еще, ходят слухи, что они мучают животных и в подвалах их домов обитают неведомые, хтонические твари - бомжи. Клянусь, этнографического материала о различиях детских племен хватило бы на пару диссертаций.

Мне, конечно же, нельзя так далеко уходить от дома. Я, конечно же, ухожу, чтобы своими глазами увидеть песьеголовцев и наладить с ними выгодный обмен культурными достижениями. Из дальних походов я приношу знакомую считалочку, но с другими словами, и устойчивый мир дворовых ритуалов плавится и теряет жесткие четкие границы. Это пугает и восторгает одновременно.

Время великих летних открытий. И начинается все с июня.

Июнь - время желтых наглых одуванчиков, бескрайних пустырей, острого запаха смородиновых листьев, смятых в пальцах. Время бродить без цели днями на улице, время лежать на траве и смотреть в жаркое голубое небо, время строить картонные дома под балконами первых этажей.

Реальная география тех мест нынче переплетается со снами о них, и все это искажается, в моей памяти появляются новые дома, которые там никогда не существовали и пропадают старые.

Но это не беда. На дворе снова июнь, и мне примерно 5 лет...


@темы: Терапия, статьи,